Что нарисовать на старой двери? Дверь нарисованная


Рисуем морской закат и декорируем старую дверь

Если вы мечтали попробовать себя в роли художника, то этот мастер-класс поможет воплотить мечту в жизнь! Кроме того, он сэкономит семейный бюджет: старую дверь не придется менять на новую. Морской закат, перистые облака, плещущиеся волны и очень простой декор создадут впечатление близости воды и южного тепла даже в самом северном уголке планеты. Минимальные вложения, незначительное количество потраченного времени доставят максимальное чувство удовлетворения и заставят поверить в собственные силы.

Материалы для работы:1. Пленка декоративная самоклеющаяся – по высоте и ширине двери;2. Бутылочка – спрей – 1 штука;3. Краска – спрей – 1 баллон;4. Лак акриловый бесцветный – 1 банка;5. Кисть круглая (белка), кисть широкая (щетина), пластилин, лак, гуашевые краски, ножницы.

Этапы выполнения работы:Первый этап: маскируем выпуклости и впадины.Для ровного нанесения краски убираем с двери все выпуклости (срезаем ножом или стачиваем наждачной бумагой).

декорируем старую дверьВмятины заравниваем пластилином.декорируем старую дверьдекорируем старую дверьВторой этап: готовим основу.Нарезаем по штриховке с обратной стороны самоклеющейся пленки узкие полоски по длине и ширине двери (в представленном варианте – по 4 полоски). По количеству стыков узких полос нарезаем квадратики из клейкой ленты размером 4 х 4 (16 штук).декорируем старую дверьКлеим на предварительно обезжиренную поверхность двери сначала вертикальные полоски (примерно на равном расстоянии друг от друга).декорируем старую дверьЗатем клеим горизонтальные полосы.декорируем старую дверьСтыки полос маскируем квадратиками, располагая их под наклоном (в виде ромба).декорируем старую дверьдекорируем старую дверьСтыки двери со стенами закрываем (закрепив строительным скотчем полиэтиленовую пленку или старые обои).декорируем старую дверьТретий этап: наносим основные краски на всю поверхность.Всю поверхность двери покрываем краской синего цвета. Для этой части работы удобнее пользоваться спреем. Сушим согласно инструкции на флаконе.декорируем старую дверьВ небольшой флакон-спрей вливаем краску зеленого цвета (можно разбавить гуашь водой или использовать колерную краску). Зрительно делим дверь на «небесную» (верхнюю) и «морскую» (нижнюю) части. Делаем неравномерные прыски на нижнюю часть двери.декорируем старую дверьНа верхнюю и нижнюю части двери делаем прыски белой краской.декорируем старую дверьдекорируем старую дверьКруглой сухой кистью еще по сырой краске наносим хаотичные мазки.декорируем старую дверьдекорируем старую дверьЧетвертый этап: рисуем горизонт.Поперек двери рисуем четкую неширокую белую полосу. Пока краска не высохла, на верхнюю и нижнюю часть полосы наносим мазки голубого цвета, смазывая четкость перехода цветов. При нанесении мазков вверх-вниз-вверх краски смешиваются, давая новый цвет и формируя плавный переход.декорируем старую дверьКрая голубого цвета штрихуем синим.декорируем старую дверьБлиже к краям двери ширину голубых и синих мазков расширяем.декорируем старую дверьПятый этап: формируем закат.Выше синевы горизонта рисуем неправильной формы красную полосу. Можно по «сырому» нанести желтые мазки.декорируем старую дверьЕще выше штрихуем темно красной краской. Добавляем по центру красного – белый, уводим белизну в бока.декорируем старую дверьНиже синевы горизонта рисуем красную полосу уже верхней, стараясь имитировать зеркальное отражение.декорируем старую дверьДобавляем желтых мазков на красноту горизонта. Рисуем блики заката на морской части двери (сделав несколько мазков красным и сразу по ним – желтым).декорируем старую дверьдекорируем старую дверьШестой этап: рисуем солнце и его блики.Цветом охра (или смесью желтого с капелькой красного) рисуем на красноте горизонта круг.декорируем старую дверьДаем краске чуть подсохнуть и размазываем не досохшую краску поперечными мазками к центру круга.декорируем старую дверьЖелтым цветом рисуем зеркальные блики солнца под линией горизонта.декорируем старую дверьМежду желтыми бликами зеркального отражения солнца делаем несколько белых мазков. В центре солнца забеляем круговыми движениями кисти.декорируем старую дверьПродлеваем белые блики, постепенно сужая мазки. Добавляем поверх белого немного желтизны.декорируем старую дверьЕще раз белим середину солнца и расширяем блики под горизонтом, добавив в желтую краску капельку зеленой.декорируем старую дверьСедьмой этап: формируем море.Разделяем море пополам полукругом, стерев с синей краски полоску неправильной формы (мокрой тряпочкой – до появления синей основы). Верхнюю часть моря голубим, нанося широкие мазки смеси белой и синей красок.декорируем старую дверьНижнюю часть зеленого моря вновь разделяем синевой, стерев полоску мокрой тряпочкой.декорируем старую дверьНиз зеленого моря делаем еще зеленее (нанося длинные мазки смесью зеленой и желтой красок). Это уже будет берег.декорируем старую дверьВосьмой этап: оживляем волны.Стык цветных полос прорисовываем белым.декорируем старую дверьЕще сырую краску размазываем, стирая четкие границы цвета.декорируем старую дверьЗелень моря и белизну соединяем темно синими мазками.декорируем старую дверьНаносим синие мазки на нижнюю часть моря.декорируем старую дверьВерхнюю часть моря украшаем неправильными полосками сине-голубого цвета.декорируем старую дверьПод ними делаем широкой кистью «тычки» белого цвета.декорируем старую дверьПоверх волн ставим несколько желтых «тычков» маленькой кистью.декорируем старую дверьдекорируем старую дверьЖелтыми «тычками» продлеваем солнечный блик, постепенно его расширяя.декорируем старую дверьдекорируем старую дверьДевятый этап: рисуем облака.В верхней части двери наносим хаотично мазки белого цвета.декорируем старую дверьНе дав краске высохнуть, штрихуем края облаков голубым цветом. Голубим пробелы между облаками. декорируем старую дверьНежно голубым цветом «тычкуем» переходы тучек в небо (широкой кистью).декорируем старую дверьВерх облаков «тычкуем» белым цветом. Можно хаотично добавить желтых «тычков».декорируем старую дверьдекорируем старую дверьдекорируем старую дверь«Тычкуем» межоблачное пространство темно синей краской, скрадывая лишнюю голубизну.декорируем старую дверьдекорируем старую дверьДесятый этап: заключительный.Тщательно просушив все слои краски, снимаем липкие полоски.декорируем старую дверьдекорируем старую дверьЛакируем всю поверхность двери акриловым лаком.декорируем старую дверьИ любуемся своим творчеством, с гордостью демонстрируя его званым и незваным посетителям семейного очага.декорируем старую дверьдекорируем старую дверь

sdelaysam-svoimirukami.ru

Нарисованная дверь — ориджинал

Разбуди меня, бабочка - четыре крыла,Да по всем углам развесь свои миражи,Подожди меня, лодочка - четыре весла,Я дойду к тебе, Потому, что я жив.Потому что сказка никогда не кончится.

В шкафу было темно, пыльно и пахло ёлками. Аинаро с сомнением оглядел завешанную нетронутой с зимы одеждой штангу и гладкую фанеру, которая служила задней стенкой шкафа.

— Боишься? — хитро поинтересовались из дальнего конца комнаты. Аинаро мельком оглянулся на своего собеседника, вальяжно сидящего в огромном крутящемся кресле, занимающем чуть ли не половину комнаты. Собеседник возил по столу фасованный в узнаваемую разноцветную фольгу кусочек халвы и насмешливо смотрел на парнишку сквозь длинные пряди чёлки.

— Шкафов? — отозвался, наконец, исследователь, и шагнул в пыльный полумрак, ощупывая заднюю стенку. Изнутри шкаф казался куда более просторным, особенно когда вещи были сдвинуты в сторону, но фанерная стенка была ожидаемо пуста. Тогда Аинаро выбрался обратно, задумчиво глядя в пространство перед собой.

— Никаких дверей, Сид. Ты уверен, что она там должна быть?— Абсолютно уверен, — сказал собеседник, поднимаясь из кресла и подходя к шкафу, — у меня здесь найдётся даже жертвенный петух, а уж дверь в Нарнию - и подавно.

Он сунулся в шкаф сам и целую минуту придирчиво оглядывал все стенки шкафа, включая верхнюю. Никаких дверей, никаких Нарний.

— Что же делать? — расстроился он, — Я так хотел в Нарнию, а теперь придётся киснуть здесь.

Пока Сид сокрушался, взгляд Аинаро упал на коробочку с восковыми мелками, что покоилась на объёмистой стопке листов с набросками. Краешек её был приоткрыт, словно владелец заглядывал в коробочку и любовался своим приобретением, но пока не спешил использовать его. Тогда исследователь решительно подхватил её и сунул под нос товарищу:

— Устроим свою, делов-то...

Прищуренные тёмные глаза Сида стали ещё более выразительными, но в глубине их взметнулся огонёк восторга и предвкушения. Он выхватил из коробки сразу несколько мелков и, приоткрыв пошире створки шкафа, чтобы было светлее, нырнул внутрь. Там он опустился на колени возле задней стенки и принялся что-то на ней чертить. Аинаро присоединился, и спустя десяток минут на фанере появился красочный затейливый мирок, созданный двумя фантазиями, одна из которых принадлежала художнику, а другая - писателю. Сочно-зелёная трава мирной полянки плавно переходила в настороженно-синюю, по сиреневому небу расстелились белоснежные облака, по серебристой сверкающей ленте речушки плыли парусники и драконы, а зелёное солнце заслонял дым извергающегося вдали вулкана. Среди облаков скользил ветхий дирижабль, окружённый стайкой птиц, а среди сказочных деревьев всех оттенков красного виднелась большая дверца.

Дверцу Сид и Аинаро рисовали особенно усердно. Охваченные странным волнительным ожиданием, они прорисовывали даже петли и шурупы, потёртое дерево дверного косяка, блики на лакированной ручке. С последним штрихом мелок в руках Сида раскрошился, и блики на ручке заиграли. Художник счастливо улыбнулся и с лёгкой опаской прикоснулся к оживающему рисунку. Аинаро молча смотрел на дверь, не в силах поверить собственным глазам.

Рисунок медленно обретал объём, и, когда рука Сида легла на ручку, дверь с негромким скрипом плавно заскользила внутрь рисунка, словно створка, которую толкнул порыв ветра. В ту же секунду на друзей обрушилась завеса звуков - громкий шелест листвы, стрекотание сверчков, отдалённый лай собак. К ним время от времени примешивался какой-то невнятный глухой стук, словно кто-то бросал камешки в деревянную плошку. Во всё это великолепие вплетался тонкий травянистый аромат, как будто за дверью находилось дикое поле со скошенной травой.

За дверью царила ночь. Сид взглянул на своего товарища и потянулся было к темноте за дверью, но Аинаро настороженно покачал головой:— А что, если мы не сможем вернуться обратно?— А ну и что? — ответил художник после короткого раздумья, — Ты будешь жалеть?— Нет, — улыбнулся писатель.— Тогда пошли. — И Сид первым скрылся в таинственной темноте.

***

Здесь и правда была ночь. Нет, скорее последние предрассветные часы - край неба начинал розоветь, но звёзды ещё не померкли. Исследователи шагнули через дверь на мягкую короткую траву и замерли, поражённые зрелищем. Прямо перед ними, куда ни кинь взгляд, расстилалось огромное поле, заросшее подсолнухами почти в человеческий рост, а иные цветки были и того выше. Покачиваясь от ветра, они колыхались, словно необъятное шелестящее море, лепестки подрагивали, как пламя свечи на сквозняке, десятки тысяч огненных язычков среди шумных зелёных волн. Вдоль самого горизонта темнела полоска леса и цепь гор, небо неподвижным пледом накрывало мягкие склоны, а на нём серебрились, поблёскивая, маленькие капельки звёзд. Созвездия казались знакомыми.

Сид вдохнул плывущий вокруг терпкий запах цветов, навевающий воспоминания о детстве и мирных деревеньках, и оглянулся. Позади них таяла рамка нарисованной восковыми мелками двери, сейчас напоминающей истлевающую линию, начерченную прямо в воздухе. Очередной порыв ветра всколыхнул её, растворяя. Дорога назад исчезла.

— Ума не приложу, как нам теперь возвращаться, — произнёс, слабо улыбаясь, Аинаро. Новый мир манил, но неизвестность настораживала.— Поищем другую дверь. Я чувствую, что она есть, только далеко, — отозвался художник, подходя вплотную к подсолнухам и разглядывая крупные плотные лепестки. Затем он жестом позвал писателя за собой и скрылся среди колыхающихся стеблей и жёстких листьев. Аинаро поспешил за ним, выставив перед собой руки, чтобы листья не хлестали по лицу.

Путешествие через этот густой и ароматный лес заняло достаточно много времени, но Аинаро ни секунды об этом не думал, он наслаждался каждым шагом сквозь это шелестящее море, окутываемый сладким травянистым ароматом, летящими со всех сторон лепестками, шорохами, весёлым насвистыванием идущего впереди Сида. Время от времени тот даже негромко пел, но быстро смущался и замолкал. Однако, скрыть хорошее настроение и азарт первооткрывателя ему не удалось.

Писатель запрокинул голову, глядя на мелькающее среди цветов-солнц небо. Звёзды на нём словно бы кружились, скользя за путниками, хотя это была всего лишь иллюзия из-за ходьбы. Но зрелище всё равно зачаровывало настолько, что Аинаро даже не сразу заметил отклонившегося в сторону Сида - тот сменил направление, расслышав глухой мерный стук, и решил разузнать, что это могло быть. Теперь они уходили в сторону от горной гряды, и в шорох и стук стал вмешиваться новый звук - спокойный неспешный рокот. Спутать его с чем-либо было невозможно - так могли шуметь только волны, накатывающиеся на каменистый берег. Спустя несколько минут стук стал громче, и можно было различить шум перекатывающихся по берегу камешков, которые волна пыталась утащить за собой.

Стена подсолнухов, наконец, расступилась, и сквозь стебли засеребрилась неровная поверхность моря, расстилающегося до самого горизонта. Заросшая густой травой тропа уходила вперёд, к выдающемуся невысоко над водой обрывистому скальному треугольнику. Он по краям тянулся ниже, покатым спуском к самой воде, к усыпанному острыми камнями и крупной галькой берегу. На скальном треугольнике же молчаливым знаменем темнел вяз с низкой раскидистой кроной. У самой воды в море уходил полуразбитый простенький причал, у которого была пришвартована лодка. Волны то и дело бросали её на брус причала, и она мерно стучала по нему своим деревянным боком.

Сид, не решаясь нарушить мелодию прибоя, направился к дереву, разглядев возле него какой-то большой предмет в траве. Удивлённо оглянувшись на друга, он поднял с земли потёртую гитару, старую, но явно оставленную здесь кем-то совсем недавно. Аинаро подошёл к нему, с недоумением разглядывая гитару. Кому пришло в голову оставлять её здесь? Поблизости никого не было видно, даже не ощущалось никакого присутствия.

— Умеешь играть? — поинтересовался Аинаро.— Нет, но она такая классная, — ответил художник, неумело перебирая струны.

Его спутник не ответил, но улыбнулся, наблюдая за ним и прислушиваясь.

— Возьмём? — вдруг прервавшись, растерянно спросил Сид, однако, уже накидывая истончённый ремень гитары на плечо, — здесь всё равно никого нет.— Хорошо.

Они осторожно спустились к берегу и прошагали по скрипящим, прогибающимся доскам причала к лодке. На её дне виднелись два весла, и Аинаро быстро забрался в лодку, подбирая их.

— Я плавать не умею, — напомнил Сид.— Я тоже, — усмехнулся писатель, опуская вёсла в воду и примериваясь, — давай вдоль берега чуток? Никогда на лодке не плавал.

Художник только рассмеялся, забираясь в лодку и отвязывая верёвку. Волны тут же плавно потащили судёнышко прочь от причала, и, пока Аинаро приноравливался к управлению, успели отнести довольно далеко. Впрочем, волнение быстро улеглось, лодка выровнялась, и писатель смог, наконец, переключить внимание с вёсел на ломаную линию берега и поблёскивающую морскую поверхность. Звезд в небе словно стало ещё больше. Они были такие яркие, что, казалось, можно услышать в них весь космос и мысли тех, кто в эту же секунду где-то далеко так же смотрел на небо, поражаясь нахлынувшей общности ощущений.

Сид, погружённый в свои мысли, вновь принялся теребить гитарные струны, и, хотя звуки они издавали неловкие и разноплановые, это ничуть не раздражало. Аинаро рассматривал виднеющийся отсюда край подсолнечного поля, которое тянулось, наверное, на несколько сотен метров, и плавные вершины гористой цепи. Над ними в светлеющем небе скользили тёмные точки проснувшихся птиц, хотя здесь, над морем, не было видно ни одной. До слуха обоих вдруг донёсся приглушённый расстоянием высокий звон колокольчика. Сид опустил гитару на колени и стал оглядываться. Вскоре его взгляд выхватил плывущую вдалеке пирамидку буйка. Пирамидку качало из стороны в сторону, и при каждом движении колокол на верхушке мелодично позвякивал.

Ветер усилился, и Аинаро понял, что грести оказалось куда сложнее, чем он думал. Он направил лодку к берегу, туда, где виднелся прорезающий темноту золотистый луч. Писатель старался не смотреть на него, отгоняя очевидные догадки, чтобы не испортить себе радостное чувство предвкушения чего-то волшебного. Несмотря на усталость, это короткое морское путешествие ярко отпечаталось в памяти непривычным прохладным покоем и картинкой берега, словно увиденной с другой стороны реальности.

***

Вытащенная на берег и перевёрнутая днищем вверх лодка темнела вдали, словно огромный валун. Аинаро и Сид быстро удалялись от неё по каменистому берегу, разглядывая выброшенные морем обломки и коряги. Все они были отшлифованы водой до гладкости и будили какие-то смутные воспоминания, словно бы из прошлой жизни. Писатель улыбался, подхватывая особо интересные находки, а затем исследователи вместе придумывали, чем раньше мог быть этот обломок дерева - веткой, принесённой с какого-нибудь дальнего острова, куском обшивки со старого корабля или чем-то ещё. Эта игра настолько увлекла, что они даже не сразу заметили, как впереди возникла высокая башенка.

Башенка была раскрашена широкими горизонтальными бело-красными полосками, от берега к маленькой дверце в стене вела металлическая лестница с тонкими перилами, а на самой вершине сиял жёлтый, словно глаз дракона, фонарь, окружённый решётчатым круговым окном. Луч от фонаря величественно проплыл над морем, озарил скалы, и снова вернулся к морю.

— Маяк... — восторженно выдохнул Аинаро, — это же маяк, представляешь? Настоящий! — Он счастливо улыбнулся, словно ребёнок, сделавший открытие, тёмные глаза заблестели, в глубине их загорелся такой же радостный, как и у Сида, огонёк.— Ты любишь маяки? — спросил художник, тоже не удержавшись от улыбки, наблюдая за другом.— До безумия, — признался тот, — и никогда в жизни ни одного вблизи не видел.— Ну пойдём тогда посмотрим, раз не видел.

Они брели по берегу, и разгорающийся рассвет медленно золотил линию горизонта и контур маяка. Однако, фонарь на верхушке пока ещё горел. Оказавшись возле лестницы, ведущей внутрь маяка, Аинаро мельком взглянул на море, словно запоминая его в эту самую секунду, и поспешил в царящий за дверью полумрак, расчерченный тонкими лучиками света, в которых лениво плавали пылинки. Сид немного отстал от него, оглядываясь - обстановка показалась ему знакомой, словно он здесь уже бывал.

Винтовая лестница скрипела, содрогаясь от шагов, перила вздрагивали. Впрочем, это место не казалось таким уж заброшенным - наоборот, создавалось впечатление, что время от времени кто-то бывает здесь и приглядывает за маяком. Сид выглянул в маленькое узкое окошко и увидел, как дальний край моря посветлел, превращаясь в расплавленное серебро под лучами поднимающегося солнца.

Лестница была длинной, но когда художник, наконец, добрался до двери на верхнюю площадку и открыл её, он увидел Аинаро, стоящего у круглых, потемневших от времени перил. Сид с опаской шагнул на решётчатую площадку, опоясывающую маяк, и взглянул на виднеющуюся сквозь толстые прутья далёкую землю. Высота была порядочной, а вид под ногами захватывал дух.

— Ты же боишься высоты, — сказал он насмешливо, подходя к Аинаро и вставая рядом. Тот отстранённо разглядывал море, лицо его было спокойным и каким-то мечтательным, словно вся темнота покинула его душу, оставив только свет. Ветер перебирал короткие, вечно растрёпанные рыжие волосы, придавая писателю небрежный вид.— Плевать, — усмехнулся Аинаро, — такое я, наверное, больше уже никогда не увижу. А ради этого можно и потерпеть высоту.

Только теперь художник заметил, что пальцы Аинаро крепко сжимают перила, как будто это самая незыблемая опора в мире. Тогда Сид тоже облокотился на перила и замер, наблюдая, как над горизонтом сначала растекается слепящая алая линия, а затем выглядывает край яркого солнечного диска.

Фонарь на пристройке позади них щёлкнул и погас. Оба немедленно оглянулись, но никого не заметили - видимо, автоматика.

***

Дав солнцу немного времени на подъём, исследователи отправились дальше, ведь неизвестно, где встретится точка перехода, поэтому нужно успеть посмотреть ещё что-нибудь в этом сказочном месте. Прошёл уже почти час, как они покинули маяк и углубились в редкий, хорошо просвечиваемый проснувшимся солнцем лесок. Среди тонких высоких елей встречались залитые светом полянки, на которых неподвижно росла густая трава. Иногда было слышно отдалённое пение птиц, но поблизости царила спокойная тишина. Впрочем, друзья явно не были одни - в траве копошились какие-то мелкие безобидные зверьки, спеша скрыться при виде людей.

Сид, идущий впереди, вдруг остановился, разглядывая что-то на земле. Ему показалось, что среди травы блеснул металл. Так и есть - через полянку в чащобу уходили старые железнодорожные рельсы, заросшие настолько, что их можно было различить только вблизи. Их прикрывала трава и оплетали корни деревьев, там и тут они были присыпаны хвоей.

Оставалось только идти вдоль них, чтобы разузнать, куда же раньше вёл этот путь. Лес вокруг них медленно поднимался в гору, темнел и становился менее густым и высоким, прозрачный воздух немного затуманился, в расслабляющем хвойном аромате пробивалась горьковатая нота едкого дыма. Художник немного замедлил шаги, подбираясь к стене невысоких ёлочек, скрывающих за собой источник этого дыма, и осторожно раздвинул ветки.

В первый момент показалось, что скала возвышается над пропастью, рождающей облака. Однако, сделав несколько шагов по почерневшей, тёплой земле, Сид и Аинаро заметили, что за обрывом всего лишь море. Куда более примечательными были огромные валуны, разбросанные по всей скале - они словно прикрывали собой какие-то подземные ходы, из которых текла, где-то потоком, где-то слабой струйкой, раскалённая до огненной желтизны магма. Стекая к обрыву, она срывалась в море и, встречаясь с водой, образовывала целые облака пара. Между валунами можно было разглядеть обугленные остовы деревьев, не переживших подобного буйства стихии. Здесь и заканчивались покорёженные рельсы.

Стало немного жутко. Несколько деревьев медленно тлели, порождая тот самый запах гари, земля едва ощутимо дрожала, из-под неё доносился негромкий равномерный гул, слышалось вязкое бульканье и шипение за обрывом. Лишь на самой вершине скалы, там, куда не могли дотянуться раскалённые потоки, росло высокое ореховое дерево, частично лишённое листьев, но по-прежнему стойкое. Окутанное облаками пара, оно казалось таинственным видением.

Сид, по широкой дуге обходя валуны, осторожно побрёл к дереву. Аинаро немного испугался, но вида не подал, не желая заставлять друга сомневаться в себе. То и дело запинаясь, он поспешил следом. Художник уже сидел на самом краю обрыва, придерживаясь за толстый корень дерева, выбившийся из земли. Отсюда была видна далёкая поверхность воды. Он зачарованно смотрел, как потоки магмы вспенивают воду.

Писатель встал рядом с ним, держась за одну из нижних веток дерева. Дыхание стало быстрым и поверхностным, когда он смотрел на близкий край обрыва. Казалось, один неверный шаг - и ты полетишь в эту наполненную испарившейся водой бездну, и не будет ни единого шанса выбраться. Сид же, казалось, отдыхал. На лице виднелась лёгкая улыбка и задумчивость, будто он вновь ловил отголоски чего-то знакомого. Глядя на него, Аинаро постепенно успокоился. Обрыв уже не казался таким ужасающим. Листья с дерева время от времени пролетали мимо путников и уносились прочь, подхваченные потоком горячего воздуха.

Время остановилось. Это не было иллюзией - оно и правда замерло, солнце застыло в воздухе в одной точке. Весь волшебный мирок погрузился в вечный рассвет, и только на окраине возле обрыва два человечка смотрели, как рождаются облака пара. Он окутывал их фигуры всё более плотной пеленой, пока, наконец, перед глазами не оказалась только нескончаемая белая завеса тёплого пара.

***

Сид проснулся в огромном кресле в своей собственной комнате. Было тихо, даже, пожалуй, слишком. Писатель спал на старом диванчике, облокотившись на спинку. Дверцы шкафа были раскрыты настежь, и свет проникал аж до самой фанерной задней стенки, на которой виднелись едва заметные следы от почти стёршихся восковых мелков. Сид поднялся на ноги, случайно задел стол, и с него с грохотом упала связка ключей, разбудив Аинаро.

— Чёрт, — глухо пробормотал тот, сонно оглядываясь, — мы вернулись?— Угу, — задумчиво отозвался художник, разглядывая гитару, прислонённую к столу.— Паршиво, — грустно улыбнулся Аинаро, подходя к шкафу и ощупывая гладкую поверхность фанеры, — мне понравилось в этой сказке.

Оказавшийся рядом Сид хитро прищурился, протягивая ему коробочку восковых мелков.

Разбуди меня, бабочка - четыре крыла,Да спроси меня, готов ли жить наяву,Подожди меня, лодочка - четыре весла,Я дойду к тебе, Потому, что живу.Потому что сказка никогда не кончится.

ficbook.net

Что нарисовать на старой двери?

  • Часто старая мебель со временем начинает выглядеть не особо красиво. Для того чтобы что-то изменить, можно перекрасить ее в другой цвет или нарисовать что-то на ней. Если у Вас подобная проблема с дверью, то я бы посоветовал нарисовать солнышко. Это позитивно и приятно.

  • У меня в дачном домике старые двери - домик простенький и покупать новые двери я не вижу смысла .

    Поручил это задание детям - они мне разрисовали все двери как шахматные доски в клеточку - только цвета подобрали разные и помягче и клеточки сделали вразнобой и на одной двери получилось до 5 цвеов разных .

    Очень красиво получилось и в доме стало гораздо веселее - я потом все эти художества покрыл глянцевым лаком и на солнышке все заиграло .

  • Самый простой, банальный, изъезженный, однако хороший вариант - это нарисовать цветы, причем те, которые вам больше все нравятся. Мне розы, к примеру.

    Что нарисовать на старой двери?

    А еще можно нарисовать остров и кокосовыми пальмами - будете смотреть и мечтать когда-нибудь попасть в такой же рай.=)

    Что нарисовать на старой двери?
  • Можно покрасить дверь в любимый цвет и наклеить поверху интересную интерьерную наклейку. Или можно обратиться в полиграфическую студию.

    Что нарисовать на старой двери?

    Или повесить меловую доску, которая превратит дверь в семейный чат.

    Что нарисовать на старой двери?
  • Вот это реально нарисовать самостоятельно без трафарета и типографских штучек.

    Что нарисовать на старой двери?

    По этому лучше раскошелиться и взять переводку или самоклейку с красивым рисунком. И быстрей выйдет. И аккуратнее будет выделить.

    Что нарисовать на старой двери?
  • Да все что угодно, зависит от желания, и от уровня мастерства разрисовщика. Есть очень несложные и (не требующие особого профессионализма) варианты и достаточно нейтральные - геометрические фигуры разных форм и размеров, типа вот такого

    Что нарисовать на старой двери?

    или такого

    Что нарисовать на старой двери?

    можно и что нибудь посерьезней, по креативней нарисовать

    Что нарисовать на старой двери?

    а можно подобрать структурные обои и ими оклеить. у меня одна из дверей оклеена фактурными обоями под старый домотканый холст, получилось здорово.

  • Старенькую дверь можно мило преобразить при помощи рисунка. Чтобы рисунок получился четким, лучше всего изготовить трафарет. Выполнить рисунок можно масляными красками либо акриловыми водостойкими.

    Пример рисунка на двери будет представлен ниже.

    Что нарисовать на старой двери?
  • Старую дверь можно облагородить окрасив ее различными рисунками или техниками.

    Вот так можно покрасить мебель под старину, в том числе и двери

    http://www.youtube.com/watch?v=31opVWmf-Ys

    Можно вырезать фигурки и наклеить самоклеющуюся пленку, при этом создать рисунки.

    Можно при помощи декупажа нанести нужные готовые красивые рисунки.

    Очень интересный ролик по переносу картинок на деревянную поверхность, вполне можно использовать на двери.

    Можно украсить витражами

    А вот как украсить дверь вместо плаката

    а можно нанести рисунок фотопечати, такие делают и на дверях шкафов

  • Лотос и другие водные растения. Можно птицу, даже не одну. Или яркое солнце. Закат будет даже интереснее. горы и воды - классический мотив. Цветущая вишня. Чей-то портрет если умеете хорошо рисовать, или если не умеете. Плодовые деревья, а может быть большого леопарда.

  • Конечно,в идеале можно было бы дверь заменить на новую,тем более это стоит совсем не дорого(знаю точно,недавно меняла).Но если все же хочется оставить прежнюю,то и ее можно реанимировать.Сначала хорошо бы покрасить светлой краской,белой,беж,или светло серой,смотря как будет гармонировать с обоями.Ну а потом попробовать уже и нанести рисунок.Рисовать сразу с листа сможет только хороший художник.Поэтому нужен трафарет.Хорошо и невычурно смотрятся японские мотивы,иероглифы,можно еще эдакий сюжет где на первом плане сосна на утесе,а вдали море.Это очень известный пейзаж.Когда краска высохнет,можно обтянуть дверь прозрачной пленкой.

  • Моя мечта нарисовать на одной двери старинное окно с видом на сад и цветами на подоконнике.

    Видела фото обои такие в интернете. Классно выглядят. И на сайте декарето маленькие фото обои или картинки приклеивающиеся, не так дорого кстати. Хорошая маслянная или акриловая краска дороже выйдет.

    Если сами рисовать будете совет - снимите дверь с петель, удобней будет, краска не потечет вниз.

    Или вот такой вариант.

    Что нарисовать на старой двери?
  • info-4all.ru


    Смотрите также